Александр Розенбаум - Ну, вот... Опять меня куда-то в смурь и в хмарь несёт...

Ну, вот... Опять меня куда-то в смурь и в хмарь несёт,
А я всё жду, до тошноты, красивых нот.
Но пальцы нынче шьют одно,
А голос ставит всё вверх дном, наоборот...

Впросак пропал твой поцелуй в прокуренных усах -
Ты извини, но я их ночью обкусал.
О лампу бился мотылек,
И лишь под утро я прилёг с собою сам.

Было всё когда-то лёгким,
Песни падали, как снег,
И наяву дышалось лёгким
Точно так же, как во сне,
И полозья не скрипели у саней.

Было всё когда то проще,
Даже если волком выл,
А теперь в святые мощи
Верю чаще, чем живым,
А в глазах моих всё меньше синевы.

Ну вот... Ползёт на взлёт срок излетавший самолёт,
И я опять молюсь, чтоб классным был пилот,
Хотя того, чему бывать, не миновать,
И наплевать, что рейс не тот.

А было всё когда-то рядом,
Только руку протяни,
А теперь до Ленинграда
Дальше, чем до заграниц.
Манят нас санкт-петербургские огни.

Как жаль, что от обиды нынче губы не дрожат,
И не помчаться за тобой, как на пожар.
Что чаще в кресле, чем в седле,
Того, что мне не двадцать лет, безумно жаль.
Что чаще в кресле, чем в седле,
Того, что мне не двадцать лет, безумно жаль.
Я чаще в кресле, чем в седле,
Того, что мне не двадцать лет, безумно жаль.

Было всё когда-то лёгким,
Песни падали, как снег,
И наяву дышалось лёгким
Точно так же, как во сне,
И полозья не скрипели у саней.

Было всё когда то проще,
Даже если волком выл,
А теперь в святые мощи
Верю чаще, чем живым,
А в глазах моих всё меньше синевы.

Реклама